Мальта

Мальтийское рыцарство по-русски

Русско-мальтийские отношения начались в 1697 году, когда по поручению царя Петра I граф Борис Шереметьев отправился в дипломатическое путешествие по Западной Европе. На Мальте российскую делегацию принял Великий Магистр Мальтийского ордена Рамон Перелльос и Роккафуль, который лично сопровождал Шереметьева в экскурсии по острову. Граф был удостоен креста Святого Иоанна Иерусалимского и вернулся на родину первым русским кавалером Мальтийского ордена.

Сближение православной России с рыцарями католического ордена имело стратегические цели. Флот госпитальеров считался одним из мощнейших в Средиземном море и на протяжении многих десятилетий служил защитой от мусульманских пиратов, поэтому Мальта для России была потенциальным союзником в борьбе с Османской империей за выходы к Черному морю. Несмотря на то, что Шереметьеву не удалось договориться с рыцарями о военном союзе и официальные дипломатические отношения не были установлены, с этого момента Великие Магистры и российские правители стали поздравлять друг друга с восшествием на престол и вступлением в звание.

Так продолжалось до тех пор пока власть не перешла к Екатерине II. В 1764 году императрица поручила своему полномочному министру при Версальском дворе князю Дмитрию Голицыну пригласить в Россию мальтийских рыцарей, сведущих в строительстве галер. Чуть позже на Мальту для обучения морскому делу были направлены шесть русских офицеров, которые провели там несколько лет.

В 1770 году, в разгар русско-турецкой войны, на Мальту впервые отправился поверенный в делах маркиз Георг Кавалькабо с инструкцией «вручить Гроссмейстеру два письма Императрицы и стараться склонить его к вооруженному содействию России против Турции, выставляя на вид, что Орден Святого Иоанна Иерусалимского в самых обетах своих объявил постоянную войну неверным». Несмотря на то, что Орден снова отказался воевать против Турции, Великий Магистр Мануэль Пинто де Фонсека относился к России с большой теплотой. На службу в российском флоте в чине контр-адмирала был нанят рыцарь Мальтийского ордена граф Мазен, а русский граф Алексей Орлов после победы в Чесменском сражении отправил Пинто 86 пленных алжирцев, которых тот обменял на захваченных берберийскими пиратами христиан.

Вскоре после победы России в войне с Османской империей ее отношения с Орденом на некоторое время прервались. После восстания мальтийского духовенства в 1775 году Кавалькабо заподозрили в содействии повстанцам и арестовали, после чего поверенный был отозван со службы обратно в Россию. Но интерес Екатерины II к Мальте не ослабевал.

Новый русский поверенный капитан Антоний Псаро прибыл на Мальту в мае 1784 года. Его встретили холодно, однако Псаро проявил себя как искусный адвокат и смог наладить отношения с Великим Магистром Эммануилом де Роган-Полдю. Через три года началась очередная русско-турецкая война, и два капитана мальтийского флота поступили на русскую службу. В 1789 году капитаном генерал-майорского ранга российского флота был назначен кавалер Мальтийского ордена Джулио Литта, который сразу же стал приближенным ко двору, а затем и вовсе принял русской подданство.

Великая французская революция нанесла сильный удар по материальному благополучию рыцарей Мальтийского ордена. Король Людовик XVI подписал одобренный Национальным собранием декрет о ликвидации всех феодальных привилегий. После секуляризации церковного имущества Орден потерял свою основную статью дохода — 580 тысяч ливров, которые ежегодно приносили французские командорства. Великому Магистру было необходимо найти новые источники дохода, и Роган нашел их в польском командорстве, учрежденном на Волыни последним князем Острожским еще в 1609 году. После второго раздела Польши в 1794 году вся территория Великого приорства Польского отошла к России.

Император, у которого получилось

После смерти Екатерины II на российский престол взошел ее сын Павел I. Он с детства питал большую любовь к рыцарям, а теперь видел в сближении с ними верный способ борьбы с распространением идей Французской революции. Уже через два месяца после начала правления Павла I, 4 января 1797 года, между Россией и Мальтийским орденом была подписана конвенция, учреждавшая Великое приорство Российское, в состав которого могли входить исключительно дворяне-католики из числа подданных Российской империи. Конвенция гарантировала Ордену сохранность его владений в России и Польше, а также ежегодные взносы в рыцарскую казну из доходов приорства.

Бальи Литта, выступавший в качестве полномочного министра Ордена, направил акты конвенции на Мальту, однако пока они были в пути, Роган скончался, и его преемником был назначен Фердинанд фон Гомпеш. В начале августа новый Великий Магистр подписал принятый орденским капитулом акт ратификации конвенции. В знак благодарности было решено возложить на Павла I титул протектора Ордена, а Литта был назначен чрезвычайным послом Ордена в Петербурге.

Создание Великого приорства Российского было провозглашено 17 ноября 1797 года. Через две недели Павел I принял на себя звание и обязанности протектора Ордена, и Литта посвятил в рыцари императора и членов его семьи. Большие кресты также были возложены на обер-гофмейстера Александра Безбородко и вице-канцлера Александра Куракина, которые подписывали конвенцию 4 января. Эта церемония была довольно странной и многими трактовалась как нарушение устава Ордена, так как все посвященные были православными.

На тот момент французские революционные войска во главе с Наполеоном Бонапартом уже одержали победу над Италией и избрали своей следующей целью Египет. Их путь лежал через Средиземное море, и Наполеон не преминул возможностью захватить Мальту, которая еще недавно считалась неприступной. 9 июня 1798 года французы высадились на Мальту. Рыцари не стали оказывать им сопротивления, и уже через четыре дня сдали остров захватчикам. Больше 50 членов Ордена перешли на службу к Бонапарту.

Великий Магистр Гомпеш отправил австрийскому и российскому императорам письма, в которых утверждал, что Мальту сдали изменники без его ведома, но ему не удалось себя оправдать. Покидая остров по приказу французского правительства, Гроссмейстер взял с собой святыни Ордена: правую руку Иоанна Крестителя, Филермскую икону Божией Матери, часть Животворящего Креста, Орденские Печать, Корону и «Кинжал верности». Все остальное имущество госпитальеров было разграблено.

Павел I в костюме гроссмейстера Мальтийского ордена, 1799 год

Павел I в костюме гроссмейстера Мальтийского ордена, 1799

Лишившиеся своей территории мальтийские рыцари нашли пристанище в России. В августе 1798 года они вместе с кавалерами Российского Приорства собрались в Воронцовском дворце и признали сдавшего Мальту без боя Наполеону Гомпеша виновным в «глупейшей беспечности». Великий Магистр был провозглашен низложенным, а мальтийские рыцари обратились к Павлу I с просьбой взять Орден под свое верховенство.

Император великодушно принял «всех благонамеренных членов Ордена под свое высочайшее руководство» и объявил Санкт-Петербург штаб-квартирой Ордена. Все рыцари иностранных приорств были приглашены в Россию. В конце октября находившиеся в Петербурге кавалеры Ордена провозгласили Павла I Великим Магистром. Император, однако, не сразу принял этот титул, решив заручиться поддержкой папы Пия VI. Находившийся в изгнании во Флоренции глава католической церкви не мог дать на это своего согласия, но и официального отказа не озвучил. 16 декабря 1798 года был опубликован Манифест «О восприятии Его Императорским Величеством звания Великого Магистра ордена св. Иоанна Иерусалимского».

Тогда же Павел I подписал указ о создании второго Великого приорства Российского, который устанавливал «новое заведение Ордена святого Иоанна Иерусалимского в пользу благородного дворянства Империи Всероссийской», что по сути означало создание приорства для православных.

Избрание российского императора Великим Магистром признали Великие приорства Франции, Венеции, Неаполя, Капуи, Пизы, Барлеты и Мессины, Португалии, Ломбардии, Германии, Баварии и Богемии, а также все светские правительства стран Западной Европы, кроме Франции и Испании. В честь принятия Павлом I гроссмейстерского титула сенатор Гавриил Державин написал оду «На Мальтийский орден», за что ему была пожалована табакерка с бриллиантами и «крест бриллиантовый Мальтийский».

Капитулу ордена был пожалован роскошный Воронцовский дворец, названный «замком мальтийских рыцарей». Рядом с ним построили католическую капеллу во имя святого Иоанна Крестителя Иерусалимского, которую в июне 1800 года освятил митрополит римско-католической церкви в России.

Павел I стал расхаживать в полном гроссмейстерском одеянии, частью которого был огромный белый восьмиконечный крест на всю грудь, а его карета была украшена мальтийским гербом. Изданный 10 августа 1799 года указ «О новом Российском гербе» закреплял новое изображение государственной эмблемы: под щитом с изображением святого Георгия теперь располагался большой мальтийский крест, а над ним — корона Великого Магистра.

Император Священной Римской империи Франц II, рассчитывая заручиться российской поддержкой против Франции, в середине 1799 года принудил Гомпеша к отречению. Спасенные им святыни мальтийские рыцари доставили Павлу I в Петергоф.

Император не успел осуществить одну из главных своих целей — возвращение Мальты Ордену. Эскадра адмирала Федора Ушакова не успела освободить остров во время Средиземноморского похода, и его заняли англичане, а в ночь на 24 марта 1801 года Павел I был убит.

Не нужен нам берег мальтийский

Престол перешел старшему сына Павла Александру I, который не разделял отцовской любви к рыцарям. Он отказался от звания Великого Магистра, повелел убрать мальтийский крест с государственного герба и исключил орден Святого Иоанна Иерусалимского из списка наград Российской империи. Однако титул Протектора Мальты Александр I принял. Россия была заинтересована в возвращении острова Ордену Святого Иоанна потому, что присутствие английских или французских войск в самом центре Средиземного моря было для нее крайне нежелательным. Переговоры по мальтийскому вопросу между Россий, Англией и Неаполем длились с ноября по декабрь 1801 года, пока страны наконец не провозгласили нейтралитет острова. При этом Мальта переходила под сюзеренитет Неаполя.

Великий Магистр Гомпеш. Изображение: AFP / East News

Великий Магистр Гомпеш. Изображение: AFP / East News

Александр I пытался удержать Орден под русским влиянием, но ему помешал заключенный между Англией и Францией Амьенский мир, согласно которому новый Великий Магистр должен был быть избран капитулом Ордена непосредственно на Мальте. После долгих споров правительство пришло к выводу, что сохранение мира в Европе для России важнее, чем остров. В феврале 1803 года папа Пий VII дал согласие на избрание магистром предложенного Великим приорством Российским Джованни Батиста Томмази. Одновременно с этим он ратифицировал отречение Гомпеша, таким образом давая понять, что избрание Павла I не было признано законным.

Англия не торопилась выполнять условия заключенного с Францией мира и передавать Мальту Ордену. Томмази перенес его штаб-квартиру в итальянскую Мессину и первое время оттуда управлял обоими Великими российскими приорствами. При этом Александр I оставался Великим приором русского православного приорства и не собирался отдавать Ордену деньги, принадлежавшие приорству католическому.

Еще в 1802 году от Ордена отпали четыре Великие приорства Испанские. В 1805 году умер Томмази, и мальтийское рыцарство надолго погрузилось в упадок. Через год от Ордена откололись приорства Венеции, Ломбардии и Германии, еще через два года — Баварии, Рима и Капуи. В России Орден прекратил свое существование в 1810 году, когда Александр I передал его имущество и финансы государственной казне. В 1817 году подданным Российской империи было запрещено получать или носить мальтийские кресты, поскольку все Великие приорства на территории России были аннулированы.

Отношения между Российским Императорским Домом и Орденом на этом не закончились. Несмотря на формальный запрет, кавалером Мальтийского Ордена Большого Креста был император Александр III. Он получил его в 1875 году от лейтенанта Великого магистерства Джованни Баттиста Чески а Санта Кроче. В 1881 году, когда Чески а Санта Кроче был уже Великим Магистром, он присудил звание бальи Большого Креста великим князьям Сергею и Павлу, в 1891 году — будущему императору Николаю II, а еще через пять лет — императрице Александре Федоровне.

2-3 декабря 1989 года на Мальте прошла историческая встреча на высшем уровне между президентом США Джорджем Бушем (ст.) и генеральным секретарём ЦК КПСС Михаилом Сергеевичем Горбачёвым.
Во время встречи лидеры сверхдержав провозгласили окончание «холодной войны».

Официальные дипломатические отношения с Мальтийским орденом в 1992 году восстановил президент России Борис Ельцин. В 2012 году Великий Магистр Мэтью Фестинг наградил на тот момент губернатора Подмосковья Сергея Шойгу Рыцарским военным крестом за милосердие, спасение и помощь. До этого Шойгу занимал должность главы МЧС, его роль «в деле оказания помощи» Орден посчитал достойным своей высшей награды.

Есть вопросы? Закажите обратный звонок!
Оставить заявку